Mittwoch, 18. Januar 2017

КОНСТИТУЦИОННЫЙ ДИСПУТ КАРАСЕЙ-ИДЕАЛИСТОВ

Вот полюбуйтесь конституционными мечтами карасей-идеалистов на канале Бощенко: https://www.youtube.com/watch?v=JVTiu2Z1FEM . О их блажном диспуте господин Болдырев уведомил здесь https://vk.com/wall-19071927_233894 таким образом (цитирую): "Какую Конституцию гарантирует гарант? Народная Конституция, какой ей быть? Конституция вместо Революции или Революция для Конституции? Владимир Филин, Сергей Андреев и Евгений Именитов обсуждают проект новой Конституции."
-

Я просто в растерянности - не знаю, смеяться мне или плакать. Такой инфантильности я не ожидал от взрослых и даже пожилых людей, которые в юности, при Советской власти, должны были в обязательном порядке читать работы Ленина. Но очевидно, что за долгие годы под властью буржуйского олигархочиновничьего режима заветы Ильича выветрились из их голов.

И вот караси с важным видом рассусоливают свой бред о том, "какой должна быть народная конституция". Но ведь для того, чтобы серьёзно обсуждать этот вопрос, народ сперва должен взять власть в свои руки. А караси-идеалисты, видать, воображают, что режим, уничтоживший СССР своим приходом к власти в результате кровавого прозападного путча осенью 1993 года, поступится своими хищническими интересами и позволит заменить позорную "конституцию", навязанную народу вечно пьяным кровавым диктатором и предателем Ельциным, обеспечившим себе таким образом диктаторскую "легитимность". Или они воображают, что вся масса паразитов - чиновников и олигархов, высасывающая уже более 20 лет богатства страны и кровь народа, послушается этих конституционных карасей и ограничит своё хищничество и произвол. Но это абсолютно невозможно достичь мирным путём, этому нет ни единого примера во всей истории человечества.

Народную конституцию сможет ввести в действие только сам народ. Но для этого он из стада оболваненных робких овец должен превратиться в политическую силу, в революционную политическую силу, которая свергнет антинародный паразитический режим Иудушки Путина силой. Повторяю: только силой.
-



Эти преступники никогда добровольно не поступятся ни одной из своих скандальных привилегий. А стать политической силой народ сможет только сорганизовавшись в Советы - революционную власть и тем самым непримиримого противника реакционной паразитической олигархочиновничьей власти. Именно об этом писал Ленин, и именно в Советах заключалась сила большевиков - до тех пор, пока Советы не были превращены диктатором Сталиным в орудие своей единоличной власти.

Ни для кого не секрет, что нынешний режим прогнил насквозь, и все понимают, что (цитирую ставшую уже стандартной фразу) "всю систему надо менять полностью". Это - совершенно правильное понимание сути нынешней государственной власти и в России, и в почти всех (за исключением Белоруссии) прочих обломках СССР и бывшего "советского блока" в Восточной Европе. Но режим Путина тем не менее держится. Но в чём его "моральные скрепы"? - В монополии на разграбление страны чудовищными окладами властной верхушки - блатняг вроде Миллера, Чубайса и Грефа, в монополии на "распил" бюджета мошенниками вроде Ротенберга, в монополии на получение взяток и прочих коррупционных доходов всеми чинушами от мала до велика. Только в этом состоит, говоря по-бихевиористски, то положительное подкрепление, которое мотивирует всю "вертикаль власти". Если начнётся всерьёз систематическое преследование коррупции и произвола, то вся эта "система-вертикаль" мгновенно рухнет, ведь принадлежность к ней станет давать не положительное подкрепление, а отрицательное - грубо говоря, наказание.

Следовательно, надежды на то, что "добрый царь" - Иудушка Путин или кто иной - искоренит воровство и беззакония своих "злых бояр" - глупейшая иллюзия. Наивно ожидать, что он вдруг станет пилить тот сук, на котором сидит. Нынешняя система власти вся целиком - не государственная, а антигосударственная, антиобщественная, антинародная, мафиозная, принципиально преступная. Именно такая система насаждается Западом в зависимых странах, и ярким её примером является традиционная система власти в Латинской Америке, реставрированная в Бразилии после свержения Руссеф и в Аргентине после свержения Киршнер. В этой связи очень любопытно будет понаблюдать за предстоящей борьбой между американским популистом Трампом и всей проклятой глобалистской банкирской закулисой с её политиканскими дерьмократическими прихвостнями.

Поэтому ясно и ежу, что никакие говорильни о конституции болтливых интеллигентов - этих карасей-идеалистов - не прекратят нынешнего позорного грабежа и разложения страны и народа России под игом предательского воровского режима, захватившего власть самым по-бандитски наглым антидемократическим путём, следуя указаниям ЦРУ и МОССАД. Это станет возможно только после того, как народ сорганизуется в Советы для самозащиты от нынешней антинародной власти, что я недавно написал здесь: http://behaviorist-socialist-ru.blogspot.de/2017/01/blog-post_6.html .

Естественно, что участие в деятельности Советов должно приносить положительное подкрепление. Оно неизбежно будет по преимуществу моральным - от успешного проведения массовых протестов, от конкретных побед над преступной чиновничьей сволочью. Самое главное - не допускать раздоров в Советах, и поэтому они, во-первых, должны быть принципиально беспартийными. Членство в какой-либо "думской" официальной партии, являющейся частью мафиозной системы власти, несовместимо с участием в деятельности Советов.
Во-вторых, каждый участник деятельности Советов должен быть уверен, что в случае, если он станет жертвой репрессий проклятой антинародной власти, все Советы будут неотступно бороться за его освобождение и возмещение ему причиненного властью ущерба. Советы должны стать единой общей крышей для всех (за исключением агентов Запада) борцов против системы - противников "ювенальной юстиции", "дальнобойщиков", должников по ипотекам и всех прочих правдоискателей, бессильных в одиночку против антинародного преступного чудовища "властной вертикали".

Короче: без социалистического народовластия, то есть власти Советов, какая-то нафантазированная карасями-идеалистами "народная конституция" не только иллюзорна, но и принципиально невозможна. И точка.

А самим карасям (и всем тем, кто слушает их, доверчиво развесив уши) полезно будет для отрезвления прочесть сказку Салтыкова-Щедрина, которую я выкладываю ниже.


P.S. Настоятельно рекомендую тем, кто живёт под властью шайки Иудушки Путина, во избежание репрессий НЕ перепостировать эту заметку. 

М.Е. САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН: КАРАСЬ-ИДЕАЛИСТ

-

"Карась с ершом спорил. Карась говорил, что можно на свете одною правдою прожить, а ерш утверждал, что нельзя без того обойтись, чтоб не слукавить. Что́ именно разумел ерш под выражением «слукавить» — неизвестно, но только всякий раз, как он эти слова произносил, карась в негодовании восклицал:
— Но ведь это подлость!
На что ерш возражал:
— Вот ужо увидишь!
Карась — рыба смирная и к идеализму склонная: недаром его монахи любят. Лежит он больше на самом дне речной заводи (где потише) или пруда, зарывшись в ил, и выбирает оттуда микроскопических ракушек для своего продовольствия. Ну, натурально, полежит-полежит, да что-нибудь и выдумает. Иногда даже и очень вольное. Но так как караси ни в цензуру своих мыслей не представляют, ни в участке не прописывают, то в политической неблагонадежности их никто не подозревает. Если же иногда и видим, что от времени до времени на карасей устраивается облава, то отнюдь не за вольнодумство, а за то, что они вкусны.
Ловят карасей, по преимуществу, сетью или неводом; но, чтобы ловля была удачна, необходимо иметь сноровку. Опытные рыбаки выбирают для этого время сейчас вслед за дождем, когда вода бывает мутна, и затем, заводя невод, начинают хлопать по воде канатом, палками и вообще производить шум. Заслышав шум и думая, что он возвещает торжество вольных идей, карась снимается со дна и начинает справляться, нельзя ли и ему как-нибудь пристроиться к торжеству. Тут-то он и попадает во множестве в мотню, чтобы потом сделаться жертвою человеческого чревоугодия. Ибо, повторяю, караси представляют такое лакомое блюдо (особливо изжаренные в сметане), что предводители дворянства охотно потчуют ими даже губернаторов.
Что касается до ершей, то это рыба уже тронутая скептицизмом и притом колючая. Будучи сварена в ухе, она дает бесподобный бульон.
Каким образом случилось, что карась с ершом сошлись, — не знаю; знаю только, что однажды, сошедшись, сейчас же заспорили. Поспорили раз, поспорили другой, а потом и во вкус вошли, свидания друг другу стали назначать. Сплывутся где-нибудь под водяным лопухом и начнут умные речи разговаривать. А плотва-белобрюшка резвится около них и ума-разума набирается.
Первым всегда задирал карась.
— Не верю, — говорил он, — чтобы борьба и свара были нормальным законом, под влиянием которого будто бы сужде но развиваться всему живущему на земле. Верю в бескровное преуспеяние, верю в гармонию и глубоко убежден, что счастие — не праздная фантазия мечтательных умов, но рано или поздно сделается общим достоянием!
— Дожидайся! — иронизировал ерш.
Ерш спорил отрывисто и неспокойно. Это — рыба нервная, которая, по-видимому, помнит немало обид. Накипело у нее на сердце... ах, накипело! До ненависти покуда еще не дошло, но веры и наивности уж и в помине нет. Вместо мирного жития она повсюду распрю видит; вместо прогресса — всеобщую одичалость. И утверждает, что тот, кто имеет претензию жить, должен все это в расчет принимать. Карася же считает «блаженненьким», хотя в то же время сознает, что с ним только и можно «душу отводить».
— И дождусь! — отзывался карась, — и не я один, все дождутся. Тьма, в которой мы плаваем, есть порождение горькой исторической случайности; но так как ныне, благодаря новейшим исследованиям, можно эту случайность по косточкам разобрать, то и причины, ее породившие, нельзя уже считать неустранимыми. Тьма — совершившийся факт, а свет — чаемое будущее. И будет свет, будет!
— Значит, и такое, по-твоему, время придет, когда и щук не будет?
— Каких таких щук? — удивился карась, который был до того наивен, что когда при нем говорили: «На то щука в море, чтоб карась не дремал», то он думал, что это что-нибудь вроде тех никс и русалок, которыми малых детей пугают, и, разумеется, ни крошечки не боялся.
— Ах, фофан ты, фофан! Мировые задачи разрешать хочешь, а о щуках понятия не имеешь!
Ерш презрительно пошевеливал плавательными перьями и уплывал восвояси; но, спустя малое время, собеседники опять где-нибудь в укромном месте сплывались (в воде-то скучно) и опять начинали диспутировать.
— В жизни первенствующую роль добро играет, — разглагольствовал карась, — зло — это так, по недоразумению допущено, а главная жизненная сила все-таки в добре замыкается.
— Держи карман!
— Ах, ерш, какие ты несообразные выражения употребляешь! «Держи карман»! разве это ответ?
— Да тебе, по-настоящему, и совсем отвечать не следует. Глупый ты — вот тебе и сказ весь!
— Нет, ты послушай, что́ я тебе скажу. Что зло никогда не было зиждущей силой — об этом и история свидетельствует. Зло душило, давило, опустошало, предавало мечу и огню, а зиждущей силой являлось только добро. Оно устремлялось на помощь угнетенным, оно освобождало от цепей и оков, оно пробуждало в сердцах плодотворные чувства, оно давало ход парениям ума. Не будь этого воистину зиждущего фактора жизни, не было бы и истории. Потому что ведь, в сущности, что такое история? История — это повесть освобождения, это рассказ о торжестве добра и разума над злом и безумием.
— А ты, видно, доподлинно знаешь, что зло и безумие посрамлены? — подтрунивал ерш.
— Не посрамлены еще, но будут посрамлены — это я тебе верно говорю. И опять-таки сошлюсь на историю. Сравни, что некогда было, с тем, что есть, — и ты без труда согласишься, что не только внешние приемы зла смягчились, но и самая сумма его приметно уменьшилась. Возьми хоть бы нашу рыбную породу. Прежде нас во всякое время ловили, и преимущественно во время «хода», когда мы, как одурелые, сами прямо в сеть лезем; а нынче именно во время «хода»-то и признается вредным нас ловить. Прежде нас, можно сказать, самыми варварскими способами истребляли — в Урале, сказывают, во время багрения, вода на многие версты от рыбьей крови красная стояла, а нынче — шабаш. Неводы, да верши, да уды — больше чтобы ни-ни! Да и об этом еще в комитетах рассуждают: какие неводы? по какому случаю? на какой предмет?
— А тебе, видно, не все равно, каким способом в уху попасть?
— В какую такую уху? — удивлялся карась.
— Ах, прах тебя побери! Карасем зовется, а об ухе не слыхал! Какое же ты после этого право со мной разговаривать имеешь? Ведь чтобы споры вести и мнения отстаивать, надо, по малой мере, с обстоятельствами дела наперед познакомиться. О чем же ты разговариваешь, коли даже такой простой истины не знаешь, что каждому карасю впереди уготована уха? Брысь... заколю!
Ерш ощетинивался, а карась быстро, насколько позволяла его неуклюжесть, опускался на дно. Но через сутки друзья-противники опять сплывались и новый разговор затевали.
— Намеднись в нашу заводь щука заглядывала, — объявлял ерш.
— Та самая, о которой ты намеднись упоминал?
— Она. Приплыла, заглянула, молвила: «Чтой-то будто уж слишком здесь тихо! должно быть, тут карасям вод?» И с этим уплыла.
— Что же мне теперича делать?
— Изготовляться — только и всего. Ужо, как приплывет она да уставится в тебя глазищами, ты чешую-то да перья подбери поплотнее, да прямо и полезай ей в хайло!
— Зачем же я полезу? Кабы я был в чем-нибудь виноват...
— Глуп ты — вот в чем твоя вина. Да и жирен вдобавок. А глупому да жирному и закон повелевает щуке в хайло лезть!
— Не может такого закона быть! — искренно возмущался карась. — И щука зря не имеет права глотать, а должна прежде объяснения потребовать. Вот я с ней объяснюсь, всю правду выложу. Правдой-то я ее до седьмого пота прошибу.
— Говорил я тебе, что ты фофан, и теперь то же самое повторю: фофан! фофан! фофан!
Ерш окончательно сердился и давал себе слово на будущее время воздерживаться от всякого общения с карасем. Но через несколько дней, смотришь, привычка опять взяла свое.
— Вот кабы все рыбы между собой согласились... — загадочно начинал карась.
Но тут уж и самого ерша брала оторопь. «О чем это фофан речь заводит? — думалось ему, — того гляди, проврется, а тут головель неподалеку похаживает. Ишь, и глаза в сторону, словно не его дело, скосил, а сам знай прислушивается».
— А ты не всякое слово выговаривай, какое тебе на ум взбредет! — убеждал он карася, — не для чего пасть-то разевать: можно и шепотком, что нужно, сказать.
— Не хочу я шептаться, — продолжал карась невозмутимо, — а говорю прямо, что ежели бы все рыбы между собой согласились, тогда...
Но тут ерш грубо прерывал своего друга.
— С тобой, видно, гороху наевшись, говорить надо! — кричал он на карася и, навостривши лыжи, уплывал от него во свояси.
И досадно ему, да и жалко карася было. Хоть и глуп он, а все-таки с ним одним по душе поговорить можно. Не разболтает он, не предаст — в ком нынче качества-то эти сыщешь? Слабое нынче время, такое время, что на отца с матерью надеяться нельзя. Вот плотва, хоть и нельзя о ней прямо что-нибудь худое сказать, а все-таки, того гляди, не понимаючи, сболтнет! А об головлях, язях, линях и прочей челяди и говорить нечего! За червяка присягу под колоколами принять готовы! Бедный карась! ни за грош он между ними пропадет!
— Посмотри ты на себя, — говорил он карасю, — ну, какую ты, не ровён час, оборону из себя представить можешь? Брюхо у тебя большое, голова малая, на выдумки негораздая, рот — чутошный. Даже чешуя на тебе — и та не серьезная. Ни проворства в тебе, ни юркости — как есть увалень! Всякий, кто хочет, подойди к тебе и ешь!
— Да за что же меня есть, коли я не провинился? — по-прежнему упорствовал карась.
— Слушай, дурья порода! Едят-то разве «за что»? Разве потому едят, что казнить хотят? Едят потому, что есть хочется — только и всего. И ты, чай, ешь. Не попусту носом-то в иле роешься, а ракушек вылавливаешь. Им, ракушкам, жить хочется, а ты, простофиля, ими мамон с утра до вечера набиваешь. Сказывай: какую такую они вину перед тобой сделали, что ты их ежеминутно казнишь? Помнишь, как ты намеднись говорил: «Вот кабы все рыбы между собой согласились...» А что, если бы ракушки между собой согласились — сладко ли бы тебе, простофиле, тогда было?
Вопрос был так прямо и так неприятно поставлен, что карась сконфузился и слегка покраснел.
— Но ракушки — ведь это... — пробормотал он смущенно.
— Ракушки — ракушки, а караси — караси. Ракушками караси лакомятся, а карасями — щуки. И ракушки ни в чем не повинны, и караси не виноваты, а и те, и другие должны ответ держать. Хоть сто лет об этом думай, а ничего другого не выдумаешь.
Спрятался после этих ершовых слов карась в самую глубь тины и стал на досуге думать. Думал, думал и, между прочим, ракушек ел да ел. И что больше ест, то больше хочется. Наконец, однако ж, додумался.
— Я не потому ем ракушек, чтоб они виноваты были — это ты правду сказал, — объяснил он ершу, — а потому я их ем, что они, эти ракушки, самой природой мне для еды предоставлены.
— Кто же тебе это сказал?
— Никто не сказал, а я сам, собственным наблюдением, дошел. У ракушки не душа, а пар; ее ешь, а она и не понимает. Да и устроена она так, что никак невозможно, чтоб ее не проглотить. Потяни рылом воду, ан в зобу у тебя уж видимо-невидимо ракушек кишит. Я и не ловлю их — сами в рот лезут. Ну, а карась — совсем другое. Караси, брат, от десяти вершков бывают, — так с этаким стариком еще поговорить надо, прежде нежели его съесть. Надо, чтоб он серьезную пакость сделал — ну, тогда, конечно...
— Вот как щука проглотит тебя, тогда ты и узнаешь, что надо для этого сделать. А до тех пор лучше помалчивал бы.
— Нет, я не стану молчать. Хоть я отроду щук не видывал, но только могу судить по рассказам, что и они к голосу правды не глухи. Помилуй, скажи: может ли такое злодейство статься! Лежит карась, никого не трогает, и вдруг, ни дай, ни вынеси за что, к щуке в брюхо попадает! Ни в жизнь я этому не поверю.
— Чудак! да ведь намеднись, на глазах у тебя, монах
целых два невода вашего брата из заводи вытащил... Как ты думаешь: любоваться, что ли, он на карасей-то будет?
— Не знаю. Только это еще бабушка надвое сказала, что с теми карасями сталось: и́но их съели, и́но в сажалку посадили. И живут они там припеваючи на монастырских хлебах!
— Ну, живи, коли так, и ты, сорвиголова!
Проходили дни за днями, а диспутам карася с ершом и конца было не видать. Место, в котором они жили, было тихое, даже слегка зеленою плесенью подернутое, самое для диспутов благоприятное. О чем ни калякай, какими мечтами ни задавайся — безнаказанность полная. Это до такой степени ободрило карася, что он с каждым сеансом все больше и больше тон своих экскурсий в область эмпиреев повышал.
— Надобно, чтоб рыбы любили друг друга! — ораторствовал он, — чтобы каждая за всех, а все за каждую — вот когда настоящая гармония осуществится!
— Желал бы я знать, как ты с своею любовью к щуке подъедешь! — расхолаживал его ерш.
— Я, брат, подъеду! — стоял на своем карась, — я такие слова знаю, что любая щука в одну минуту от них в карася превратится!
— А ну-тка, скажи!
— Да просто спрошу: знаешь ли, мол, щука, что́ такое добродетель и какие обязанности она в отношении к ближним налагает?
— Огорошил, нечего сказать! А хочешь, я тебе за этот самый вопрос иглой живот проколю?
— Ах, нет! сделай милость, ты этим не шути!
Или:
— Только тогда мы, рыбы, свои права созна́ем, когда нас, с малых лет, в гражданских чувствах воспитывать будут!
— А на кой тебе ляд гражданские чувства понадобились?
— Все-таки...
— То-то «все-таки». Гражданские-то чувства только тогда ко двору, когда перед ними простор открыт. А что же ты с ними, в тине лежа, делать будешь?
— Не в тине, а вообще...
— Например?
— Например, монах меня в ухе захочет сварить, а я ему скажу: «Не имеешь, отче, права без суда такому ужасному наказанию меня подвергать!»
— А он тебя, за грубость, на сковороду, либо в золу в горячую... Нет, друг, в тине жить, так не гражданские, а остолопьи чувства надо иметь — вот это верно. Схоронился где погуще и молчи, остолоп!
Или еще:
— Рыбы не должны рыбами питаться, — бредил наяву карась. — Для рыбьего продовольствия и без того природа многое множество вкусных блюд уготовала. Ракушки, мухи, черви, пауки, водяные блохи; наконец, раки, змеи, лягушки. И всё это добро, всё на потребу.
— А для щук на потребу караси, — отрезвлял его ерш.
— Нет, карась сам себе довлеет. Ежели природа ему не дала оборонительных средств, как тебе, например, то это значит, что надо особливый закон, в видах обеспечения его личности, издать!
— А ежели тот закон исполняться не будет?
— Тогда надо внушение распубликовать: лучше, дескать, совсем законов не издавать, ежели оные не исполнять.
— И ладно будет?
— Полагаю, что многие устыдятся.
Повторяю: дни проходили за днями, а карась все бредил. Другому за это хоть щелчок бы в нос дали, а ему — ничего. И растабарывал бы он таким родом аридовы веки, если бы хоть крошечку поостерегся. Но он так уж о себе возмечтал, что совсем из расчета вышел. Припускал да припускал, как вдруг к нему головель с повесткой: назавтра, дескать, щука изволит в заводь прибыть, так ты, карась, смотри! чуть свет ответ держать явись!
Карась, однако ж, не обробел. Во-первых, он столько разнообразных отзывов о щуке слышал, что и сам познакомиться с ней любопытствовал; а во-вторых, он знал, что у него такое магическое слово есть, которое, ежели его сказать, сейчас самую лютую щуку в карася превратит. И очень на это слово надеялся.
Даже ерш, видя такую его веру, задумался, не слишком ли он уж далеко зашел в отрицательном направлении. Может быть, и в самом деле щука только того и ждет, чтобы ее полюбили, благой совет ей дали, ум и сердце ее просветили? Может быть, она... добрая? Да и карась, пожалуй, совсем не такой простофиля, каким по наружности кажется, а, напротив того, с расчетном свою карьеру облаживает? Вот завтра явится он к щуке да прямо и ляпнет ей самую сущую правду, какой она отроду ни от кого не слыхивала. А щука возьмет да и скажет: «За то, что ты мне, карась, самую сущую правду сказал, жалую тебя этою заводью; будь ты над нею начальник!»
Приплыла наутро щука, как пить дала. Смотрит на нее карась и дивится: каких ему про щуку сплёток ни наплели, а она — рыба как рыба! Только рот до ушей да хайло такое, что как раз ему, карасю, пролезть.
— Слышала я, — молвила щука, — что очень ты, карась, умен и разглагольствовать мастер. Хочу я с тобой диспут иметь. Начинай.
— Об счастии я больше думаю, — скромно, но с достоинством ответил карась. — Чтобы не я один, а все были бы счастливы. Чтобы всем рыбам во всякой воде свободно плавать было, а ежели которая в тину спрятаться захочет, то и в тине пускай полежит.
— Гм... и ты думаешь, что такому делу статься возможно?
— Не только думаю, но и всечасно сего ожидаю.
— Например: плыву я, а рядом со мною... карась?
— Так что́ же такое?
— В первый раз слышу. А ежели я обернусь да карася-то... съем?
— Такого закона, ваше высокостепенство, нет; закон говорит прямо: ракушки, комары, мухи и мошки да послужат для рыб пропитанием. А кроме того, позднейшими разными указами к пище сопричислены: водяные блохи, пауки, черви, жуки, лягушки, раки и прочие водяные обыватели. Но не рыбы.
— Маловато для меня. Головель! неужто такой закон есть? — обратилась щука к головлю.
— В забвении, ваше высокостепенство! — ловко вывернулся головель.
— Я так и знала, что не можно такому закону быть. Ну, а еще ты чего всечасно, карась, ожидаешь?
— А еще ожидаю, что справедливость восторжествует. Сильные не будут теснить слабых, богатые — бедных. Что объявится такое общее дело, в котором все рыбы свой интерес будут иметь и каждая свою долю делать будет. Ты, щука, всех сильнее и ловче — ты и дело на себя посильнее возьмешь; а мне, карасю, по моим скромным способностям, и дело скромное укажут. Всякий для всех, и все для всякого — вот как будет. Когда мы друг за дружку стоять будем, тогда и подкузьмить нас никто не сможет. Невод-то еще где покажется, а уж мы драло! Кто под камень, кто на самое дно в ил, кто в нору или под корягу. Уху-то, пожалуй что, видно, бросить придется!
— Не знаю. Не очень-то любят люди бросать то, что им вкусным кажется. Ну, да это еще когда-то будет. А вот что: так значит, по-твоему, и я работать буду должна?
— Как прочие, так и ты.
— В первый раз слышу. Поди, проспись!
Проспался ли, нет ли карась, но ума у него, во всяком случае, не прибавилось. В полдень опять он явился на диспут, и не только без всякой робости, но даже против прежнего веселее.
— Так ты полагаешь, что я работать стану, и ты от моих трудов лакомиться будешь? — прямо поставила вопрос щука.
— Все друг от дружки... от общих, взаимных трудов...
— Понимаю: «друг от дружки»... а между прочим, и от меня... гм! Думается, однако ж, что ты это зазорные речи говоришь. Головель! как, по-нынешнему, такие речи называются?
— Сицилизмом, ваше высокостепенство!
— Так я и знала. Давненько я уж слышу. «Бунтовские, мол, речи карась говорит!» Только думаю: «Дай лучше сама послушаю...» Ан вон ты каков!
Молвивши это, щука так выразительно щелкнула по воде хвостом, что как ни прост был карась, но и он догадался.
— Я, ваше высокостепенство, ничего, — пробормотал он в смущении, — это я по простоте...
— Ладно. Простота хуже воровства, говорят. Ежели дуракам волю дать, так они умных со свету сживут. Наговорили мне о тебе с три короба, а ты — карась как карась, — только и всего. И пяти минут я с тобой не разговариваю, а уж до смерти ты мне надоел.
Щука задумалась и как-то так загадочно на карася посмотрела, что он уж и совсем понял. Но, должно быть, она еще после вчерашнего обжорства сыта была, и потому зевнула и сейчас же захрапела.
Но на этот раз карасю уж не так благополучно обошлось. Как только щука умолкла, его со всех сторон обступили головли и взяли под караул.
Вечером, еще не успело солнышко сесть, как карась в третий раз явился к щуке на диспут. Но явился уже под стражей и притом с некоторыми повреждениями. А именно: окунь, допрашивая, покусал ему спину и часть хвоста.
Но он все еще бодрился, потому что в запасе у него было магическое слово.
— Хоть ты мне и супротивник, — начала опять первая щука, — да, видно, горе мое такое: смерть диспуты люблю! Будь здоров, начинай!
При этих словах карась вдруг почувствовал, что сердце в нем загорелось. В одно мгновение он подобрал живот, затрепыхался, защелкал по воде остатками хвоста и, глядя щуке прямо в глаза, во всю мочь гаркнул:
— Знаешь ли ты, что́ такое добродетель?
Щука разинула рот от удивления. Машинально потянула она воду и, вовсе не желая проглотить карася, проглотила его.
Рыбы, бывшие свидетельницами этого происшествия, на мгновенье остолбенели, но сейчас же опомнились и поспешили к щуке — узнать, благополучно ли она поужинать изволила, не подавилась ли. А ерш, который уж заранее все предвидел и предсказал, выплыл вперед и торжественно провозгласил:
— Вот они, диспуты-то наши, каковы!"

*  *  *
-


Результаты народного голосования. Кадр из видеоролика "Во власти либерального дурмана" здесь: https://www.youtube.com/watch?v=46nnCSHLabM&t=4s

Montag, 16. Januar 2017

ЗАПАД ИГНОРИРУЕТ ОЛИГАРХОЧИНОВНИЧЬЕ КРИВОСУДИЕ

 Я ругался на Игоря Бощенко, а вот теперь оказывается, что он может делать хорошие интервью, задавая правильные вопросы по сути дела, а не городя отсебятину. Бощенко теперь публикует правду о произволе олигархочиновничьего кривосудия над политическими заключенными, и в этом отношении он просто молодец!

Вот посмотрите его интервью с Дарьей Кучерявой и Еленой Рохлиной "Кто и за что попал под молох кривосудия - Квачков, Барабаш, Соколов, Мухин, Екишев, Кунгуров, Парфенов" здесь: https://www.youtube.com/watch?v=fUI2UoKdnK8 . От себя хочу кратко добавить следующее:

-- Занимаясь этой темой, Бощенко должен быть очень осторожным, чтобы самому не подвергнуться репрессиям и не загреметь в следственный изолятор и под неправедный суд по какому-нибудь сфабрикованному обвинению.
-- Судьи и прокуроры буржуйской Эрэфии - насквозь коррумпированные ничтожества, купившие себе должности ради получения взяток от богатых и влиятельных за решение дел в их пользу. На них на каждого уже собрана масса компры, так что они могут вести и решать дела принципиально только так, как требует олигархочиновничья мафиозная система. Ожидать от них правосудия может только дурак.
-- О судьбе политических заключенных в Эрэфии, на Укруине (смотри, например, о политзаключенном журналисте Васильце здесь: https://www.youtube.com/watch?v=vjieews1lmo&feature=youtu.be ) и во всех прочих буржуйских государствах западные масс-медии и ЦРУшные "правозащитники" вроде "Amnesty international" хранят полное молчание, будто в рот воды набрали. А ведь какой вой и какую вонь на весь мир они устраивали против СССР из-за всяческих Амальриков, Щаранских и Джемилёвых. Это, конечно, вовсе не удивительно, ведь не только откровенно ссучившаяся под Запад бандерофашистская власть Укруины, но и кремлёвский мафиозный режим являются ставленниками и марионетками Запада. Поэтому у них, как и у их предшественников вроде диктатур Пиночета и Веделы, якобы вовсю цветут и благоухают демократия и права человека. Именно такие "демократические" диктаторы насаждаются Западом в зависимых странах.

Соответственно, нарочитая враждебность Запада к Иудушке Путину и его мафиозной кодле - лишь лицемерная видимость и пропаганда, которая служит двум целям:
- предотвращению протестов народа России посредством угрозы войны, а также
- развязыванию войны против России для окончательного расчленения и превращения России в колонию Запада. В этом деле Путин подыгрывает Западу, сделавшему из него пугало. Ведь Путин по-прежнему ведёт в интересах Запада компрадорскую экономическую и антинародную внутреннюю политику, которую много лет назад Херлуф Бидструп изобразил так:

-

Freitag, 13. Januar 2017

БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ ЛЕБЕДИНОЙ ПЕСНЕ ТЕРРИ ГИЛЬЯМА?

-

Терри Гильям - "глас вопиющего в пустыне"

Я надеялся, что уж на этот-то раз Терри Гильяму (Terry Gilliam) удастся снять давно задуманный им фильм "The Man Who Killed Don Quixote" - "Дон Кихот". Год назад Гильям объявил, что съёмка состоится осенью 2016 года и фильм будет готов к концу 2016 года.

Однако, как это уже неоднократно случалось с Гильямом, его опять подвела низменная "материя" - деньги. "Продюсер"-португалец оказался на деле пустобрёхом и не смог собрать необходимые по смете производства фильма 17 миллионов долларов. О том, что съёмки фильма были опять отложены за отсутствием средств, сообщается например здесь: http://www.indiewire.com/2016/09/terry-gilliam-the-man-who-killed-don-quixote-delayed-production-adam-driver-1201732231/ и здесь: http://www.hollywoodreporter.com/news/terry-gilliams-don-quixote-project-934570 .

Эту новость я обвёл бы жирной чёрной рамкой как извещение об окончательной смерти кино как вида искусства. Разумеется, гнусная пошлятина и оболванивание публики по голливудским шаблонам живут и здравствуют. В отличие от голливудских халтурщиков Гильям - самый последний правдивый и действительно творческий режиссер-постановщик, оставшийся в живых после смерти таких мастеров, как Андерсон, Антониони, Кубрик и Феллини (в алфавитном порядке). Гильям уже старенький (год рождения 1940), и этот уже много лет вынашиваемый им фильм явно стал бы его лебединой песней, вершиной и итогом его творчества, начатого в коллективе "Monty Python's Flying Circus" - "Бродячего цирка Монти Питона".

Если этот фильм так и не будет сделан, то это будет громадная потеря для мировой культуры. Но что особенно печально, так это то, что всякая падаль вроде Михалкова изводит массу российских казённых денег на омерзительнейшие, пошлые, бездарные, русофобские опусы, которые народ России ненавидит и презирает. Напротив, недавно сделанный замечательный фильм о героях-панфиловцах финансировался пожертвованиями простых людей, а казна Эрэфии не дала не него ни единого ломаного гроша.

Поэтому я обращаюсь к расейским олигархам и чинушам: ваше время на исходе. Вы будете выкинуты на помойку истории. И о вас будут вспоминать не только с презрением и ненавистью, но и со стыдом за то, что целые 25 лет вам было позволено грабить страну и разлагать народ "творениями" бездарей, подлецов, лицемеров, халтурщиков, пошляков и русофобов вроде Макаревича или того же Михалкова.

А Гильям - последний талантливый и высококвалифицированный кинематографист мирового уровня, благородный творец истинной - гуманной и правдивой - культуры. Он - вовсе не чета любимцу расейских чинуш - скупердяю и мошеннику Депардьё, у которого одна забота - уберечь от справедливого налогообложения свои доходы.

Слушай ты, не давшая ни гроша на фильм "28 панфиловцев" прозападная олигархочиновничья мафия (Абрамовичи с Сечиными, Грефы с Чубайсами и Путины с Медведевыми):

- Если уж вам так противно финансировать настоящих русских канематографистов - продолжателей дела Пудовкина и Эйзенштейна, то хотя бы отстегните на фильм американца Гильяма из всего наворованного вами мизерные для вас 17 "лимонов баксов", и это станет маленьким просветом, малой каплей искупления за всю ту преступную бесчеловечную мерзость, которую вы непрерывно выливаете на народ России. А западная наивная публика восславит вас как спасителей мировой культуры.

Freitag, 6. Januar 2017

РОССИЮ СПАСУТ ТОЛЬКО НАРОДНЫЕ СОВЕТЫ

ИЛИ: ТОВАРИЩ СИВКОВ, ЧИТАЙТЕ ЛЕНИНА!

-

Дела и слова Ильича вовсе не устарели!

По этой важной теме много расписывать - только делу вредить. Поэтому пишу кратко то, что должен прочесть и понять каждый, кому дорога Россия - даже тот, кто едва умеет читать или вообще не имеет свободного времени.

Тем же, кто имеет свободное время, рекомендую потом посмотреть выступления тов. Константина Сивкова на youtube, в первую очередь эти:
1) "Россию спасёт люстрация «пятой колонны» - https://www.youtube.com/watch?v=JpcoOKVUUO8
2) и один из этих роликов:
- "США прекратит существование, если потеряет контроль над подчинёнными странами" - https://www.youtube.com/watch?v=nZ6tvpHIXbw ,
- "Вероятный характер третьей мировой войны" - https://www.youtube.com/watch?v=KJVdgbnS0gg ,
- "И начнётся война" - https://www.youtube.com/watch?v=Tb3OxB4P9cg .

Среди "властителей дум" патриотов России ныне существуют две точки зрения: первая - что России необходимо свержение нынешнего предательского и воровского олигархочиновничьего режима. (Причём якобы вовсе не обязательно, чтобы это была социалистическая революция. Такие "умники" считают, что к власти должны прийти "хорошие, работящие, продуктивные" капиталисты вроде господ Бабкина, Дедкина, Внучкина, Жучкина, Кошкина и Мышкина).
-

Господин Болдырев, скажите, КТО кроме ЦРУ возьмёт в руки эту метлу?

А вторая точка зрения - это просто вопль: "Не раскачивайте лодку! Надо молить царя-батюшку Иудушку Путина, чтобы он жестоко наказал злых бояр - предателей и воров!" Вторая точка зрения вызвана вполне резонным страхом того, что революционное движение будет оседлано Западом и превращено ЦРУшниками в "майдан", который приведёт к окончательному уничтожению России.

Товарищ Сивков в видеороликах излагает более или менее трезвые мысли (иначе я бы называл его "господином", а не товарищем). Но чем он...  феноменален - так это тем, что он излагает то первую, то вторую точку зрения! А они, как ясно и ежу, в корне противоречат друг другу. Сивков требует "люстрации" мафиозной олигархочиновничьей сволочи, паразитирующей на России, но... не призывает к этому народ, а слёзно молит об этом мафиозного пахана всей этой сволочи - Иудушку Путина. Товарищ Сивков растерялся перед дилеммой, подобно девице из старой грубой прибаутки: "И хочется (сесть на х..), и колется, и мама не велит".

Товарищ Сивков, конечно, совершенно прав в изложении нынешних проблем России и мира, но не видит их решения. Для понимания рассуждений Сивкова о Западе их нужно дополнить замечательной новой статьёй Пола Крэг Робертса (Paul Craig Roberts) "Can Trump Fix The Economy In 2017?", опубликованной здесь http://www.strategic-culture.org/news/2017/01/03/can-trump-fix-the-economy-in-2017.html . В ней Робертс обоснованно излагает тезис о паразитизме Запада на остальном мире, который завёл Запад в многоуровневую долговую ловушку, и о том, что Трамп намерен вытаскивать США (а не весь Запад!) из этой ловушки.

Со своей стороны могу добавить, что население Запада (например, Германии, где я живу) имеет иллюзорное мировоззрение прожигателя жизни, привыкшего делать долги, не задумываясь о расплате. Европейцы свято верят, что их благосостояние - это якобы результат "эффективности экономики", а не долгового паразитизма, и что альтернативы капитализму нет, потому что коммунизм якобы принципиально неосуществим. Немцы не могут и не хотят понять, что их нынешнее благосостояние - результат высасывания банкирами крови из греков, но эти кровопийцы обязательно доберутся и до самих немцев... Говорить с западной публикой на эти темы совершенно бесполезно (поэтому я и забросил мой англоязычный блог). Несомненно, что Запад сделает всё для того, чтобы до бесконечности высасывать задарма природные ресурсы из России (плата за них возвращается обратно в банки Запада олигархами и чиновниками) и плоды труда населения Китая и других стран-работяг. Запад - это громадная жирная кровососущая пиявка, и технология организации "майданов" у него отшлифована до совершенства.
-

Товарищ Сивков, очнитесь: Ильич задолго до нас решил нынешние проблемы России

Что же делать? Свергнуть путинскую шайку воров и предателей с одной стороны необходимо, но с другой стороны очень-очень опасно. Однако выход из этой дилеммы известен давным-давно, и он был указан не кем иным, как нашим дорогим товарищем Лениным. Этот выход - в создании Советов самим эксплуатирумым и угнетаемым народом.

Народу России давно пора лечиться от политической инфантильности. И Советы - это как раз то, что нужно для политического взросления. Советы будут организовываться теми, кому они больше всего нужны - самыми бедными, самыми угнетаемыми, теми, кому уже нечего терять. Одиночки бессильны против организованного насилия мафиозной власти; только будучи организованными в Советы они смогут защититься от произвола буржуев и чиновников, сперва лишь от местных подонков, а потом - в масштабах всей страны. В Советы должны прийти все, кто понял, что грош цена политическим партиям (включая КПРФ). И это даже очень хорошо, что "едристня" теперь имеет "думу" в своём монопольном владении - у народа больше не может быть наивной веры ни в этот коварный инструмент его угнетения и грабежа в целом, ни в думскую "оппозицию" в частности.

При этом Советы должны настоятельно подчёркивать, что являются демократическими общественными организациями, чтобы власть не имела оснований их преследовать за мнимый "экстремизм". Естественно, что в Советы придут и бездельники-пустобрёхи, и наёмные провокаторы, и явные психопаты, и даже ЦРУшные "майданщики", но все они отсеются в ходе конфликтов с властью, и в результате произойдёт отбор настоящих народных лидеров, подобных тем героям, которые защищали Новороссию от бандерофашистской нечисти - Беднову, Дрёмову, Ищенко, Мозговому, Мотороле и другим - тем, кто к несчастью был оттеснён от власти мерзавцами (вроде проклятого оборотня и ворюги Плотницкого, угодного московским и киевским олигархам), а затем и подло убит. Защищая жертвы олигархочиновничьего режима, Советы с такими проверенными на деле лидерами завоюют уважение и доверие народа и станут не только неодолимой преградой на пути ЦРУшников с их "майданами", но и смогут в критический момент сместить, арестовать и жестоко покарать чинуш и прочих врагов народа и взять власть в свои руки - как завещал Ильич. А это и будет начало возрождения истинно народной, советской власти. Её можно возродить только так, а не как-то иначе. Прошу прощения за то, что растолковываю такие совершенно очевидные истины.


Короче: Советы надо создавать незамедлительно и повсеместно как народную самозащиту от произвола "бояр" и уже сейчас тайно готовить их к революционной схватке с предательской воровской властью, ибо когда ситуация станет критической, делать это будет уже поздно!

Dienstag, 3. Januar 2017

ПУТЬ К СОЦИАЛИЗМУ - ЧЕРЕЗ ПРЕОДОЛЕНИЕ СТИХИЙНОГО ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМА

Выкладываю, как обещал ранее здесь http://behaviorist-socialist-ru.blogspot.de/2016/12/2017_28.html , критику экзистенциализма с позиций бихевиористского социализма.

Прежде всего должен заметить, что нынешняя (буржуйская) литература по экзистенциализму больше затуманивает, чем проясняет его суть. Чтобы убедиться в этом, достаточно лишь просмотреть статьи об экзистенциализме в англоязычной и русскоязычной "Википедии".

Напротив, советские философы ясно понимали суть буржуазной идеологии вообще и экзистенциализма в частности. Как примеры приведу:
- "Краткий очерк истории философии" под ред. Иовчука, Ойзермана и Щипанова, 2-е издание, Москва 1971 - глава XXI, § 4 - Экзистенциализм. Здесь очень кратко, но ясно разобрана реакционная суть экзистенциализма;
- "Буржуазная философия XX века", сборник под ред. Митрохина, Ойзермана и Шершенко, Москва 1974 - глава Экзистенциализм. Здесь можно прочесть детальную хорошо обоснованную критику экзистенциализма.

Однако несмотря на это, советская власть и социализм были уничтожены в результате контрреволюционного прозападного переворота, осуществлённого КПССной номенклатурой, реставрировавшей капитализм на обломках СССР. И тогда большинство учёных-философов без зазрения совести совершили идеологический поворот на 180° и занялись пропагандой той или иной разновидности буржуазной философии.

Это развитие событий было подготовлено предысторией брежневского застоя, когда социалистическая идеология отмирала в реальной жизни, оставаясь лишь в плакатных лозунгах, а в повседневности её подменила мещанская подлость - лицемерие, индивидуализм, конформизм и карьеризм. Напомню, что советская интеллигенция была отчуждена от управления государством, монополизированного партийной номенклатурой. В СССР не было иных идеалов, кроме марксистско-ленинских (монополизированных "партией" как официальная идеология, с которой интеллигенции было строго-настрого запрещено играть), и поэтому интеллигенция стала искать их на Западе.

Именно экзистенциализм с его "революционным" позёрством, озабоченностью "свободой личности", с его обострённым индивидуализмом и тоской по "празднику экзистенции" - безрассудному поступку, являющемуся отрицанием "абсурдной реальности" (например, террористическому акту), стал умонастроением "советской" интеллигенции.  Причём в самоотчуждение такой "внутренней эмиграции" ушла значительная её часть, а не только радикализованная шиза - бздиссиденты, бывшие лишь незначительным открыто антисоветским меньшинством.

В мои студенческие годы (вторая половина 1970-х годов) этот процесс отчуждения интеллигенции от страны, народа, и даже друг от друга был уже завершен. Антисоветские настроения были господствующими в её среде, но до поры до времени более или менее тщательно скрывались. Тут уместно рассказать историю одного моего (к счастью очень краткого) "романа" студенческих лет.

Я довольно случайно познакомился с одной девочкой, учившейся на филологическом факультете МГУ. И хотя общим у нас с ней были антисоветские настроения, она считала себя в идейном плане на голову выше меня, потому что бредила экзистенциализмом, но со мной, студентом-биологом, эту тему вообще не обсуждала, скорее всего из-за того, что её экзистенциализм был просто туманом, кашей в голове. Но мне она внешне очень нравилась, и я стал ходить с ней на интеллигентские "творческие вечера". И вот как-то раз мы с ней договорились пойти на "творческий вечер" одного поэта, имени которого теперь не припомню, бывшего тогда одним из "властителей дум" интеллигенции, в 1-м Гуманитарном корпусе МГУ. "Моя" девушка (имени которой я теперь никак не могу вспомнить) подчёркнуто спросила меня, когда же я ей опять принесу цветы. Цветами я, конечно, запасся, и вручил ей при встрече перед началом этого вечера. Каково же было моё изумление, когда в самом конце этого "творческого вечера" она, не говоря мне ни слова, ринулась к сцене, пробилась через толпу, влезла на сцену и с комическими ужимками, выражавшими крайнее обожание, вручила "мой" букет этому "поэту" - старому, обрюзгшему, глупому, но откровенно самовлюблённому виршеплёту, несомненно имевшему не только детей, но и внуков, и полный набор старческих болезней. Я, конечно, такого удара по моему самолюбию не стерпел, мигом выскочил из аудитории, и потом в ответ на её звонки сразу бросал телефонную трубку.

Вот такими были мы - "советская" интеллигентская молодёжь, умевшая любить только самих себя и свои фантазии. Нас никто не научил ни любить ближних, ни даже просто щадить их чувства. И "стихийный" экзистенциализм, которым я, сам не осознавая того, тоже был насквозь пропитан в результате слушания западных радио-"голосов", в конечном итоге (нет худа без добра) привёл к тому, что я в 1983 году без малейших сомнений и сожалений выехал из СССР на постоянное жительство к моей первой жене в ГДР.

Несомненно, экзистенциализм - это идеология разрушающегося общества, катящегося к упадку. Поэтому нынешняя либерастская прозападная часть интеллигенции, сохранившая бздиссидентский идейный багаж, может только содействовать дальнейшему разрушению и разорению России. Её ненависть к стране и народу как к "абсурдной реальности" вовсе не случайна, а закономерно вытекает из идеологии экзистенциализма. Поэтому надо рассказать, как и почему на Западе возник и стал доминировать экзистенциализм.

Экзистенциализм был порождён кровавой баней двух мировых войн, отчётливо показавшей интеллигентной мелкобуржуазной публике Запада, что империалистическое государство руководствуется вовсе не её интересами (как это лживо пытается изобразить официальная капиталистическая пропаганда либерализма, свободы личности, "американского образа жизни" и т.п.), а интересами крупного капитала, борющегося силами империалистических государств за раздел и передел мира.

Этот же самый процесс грабительских войн был вновь запущен предательским уничтожением СССР и его союзников стран СЭВ и Варшавского Договора. Проклятая банда западных империалистических убийц освоила технологию разжигания войн в любой произвольной точке Земли при помощи своих террористов-наёмников, замаскированных как разноцветные "революционеры", "умеренные" джихадисты и т.п. В результате ужас перед империалистической бойней народов ныне стал уделом каждого человека. А это значит, что экзистенциалистский бред теперь имеет перспективу глобального распространения.

Марксизм-ленинизм дал правдивую картину и критику процесса превращения войн в необходимость для капиталистической экономики, например в работе Ленина "Империализм как высшая стадия капитализма". Но это знание игнорируется теми, кто отвергает социализм и отчаянно цепляется за буржуйский предрассудок "свободы личности". Буржуазная интеллигенция, утратив в кошмаре мировых войн и экономических кризисов реальные надежды и перспективы, не отказывается от индивидуалистской иллюзии "свободы личности", а лелеет её "в глубине души" наперекор реальности окружающего буржуйского мира, в котором "свобода личности" существует разве что как коврик для вытирания грязных ног. Философским оформлением этой якобы "высокоморальной" и "стоической", а в действительности трусливой мазохистской позиции страждущего индивидуалиста и явился экзистенциализм, сохраняющий эту иллюзию "свободы", ослепляя своих адептов туманом иррационализма.

А раз цель таких "страждущих" - самообман путём психопатического самоотчуждения от общественной действительности, то все категории и термины экзистенциализма (экзистенция, абсурдность реальности, "свобода выбора" как отрицание этой реальности, универсальный страх существования как бегство от этой реальности в иллюзорный "внутренний мир" "истинного я" и т.д.) можно правомерно рассматривать как невроз и даже психическую патологию с типичным для параноидальной шизофрении распадением бежавшей от неразрешимых проблем личности на "ложное я", отдаваемое в жертву и рабство окружающей действительности, и сокровенное иллюзорное "истинное я", бездеятельно затаившееся в одиночном заключении страждущей душонки. Это патологическое раздвоение в результате болезненной озабоченности иллюзорной "свободой личности" описано как суть паранойи такими психиатрами, как Лэинг (Ronald D. Laing) и Бейтсон (Gregory Bateson).

Манипулятивный процесс, которым индивид загоняется в это патологическое состояние, был назван этими психиатрами "двойной связью" - "double bind". Он состоит в создании доминирующими над психопатом манипуляторами ситуаций, в которых их жертва, как бы она ни повела себя, или получает наказание, или вынуждена жертвовать своими интересами. Для бихевиористов очевидно, что это в сущности не что иное, как изученный в опытах на животных манипулятивный процесс оперантного кондиционирования, исключающий получение положительного подкрепления и вызывающий жесточайший стресс. Другие психиатры, например Зелигман (Martin E.P. Seligman), называют результат этого процесса "выдрессированной беспомощностью" (learned helplessness). В медицине сходное состояние беспомощности, наблюдаемое у хронических больных в результате долговременного пребывания в больнице, так и называется синдромом госпитализма.

Надо заметить, что буржуйские методы управления общественным поведением масс имеют именно такой манипулятивный характер. Результат такого манипулирования - полная апатия, бегство в безумие или невротический бунт. Этот бунт и есть та "свобода личности", которую экзистенциализм сделал предметом культа, и которая нашла выражение в устроенных ЦРУ против правительства Де Голля левацких беспорядках мая 1968 года в Париже, которые "идеологически обосновал" и восславил сам обер-экзистенциалист - Сартр. Ясно как день, что все "цветные революции" и "майданы" были сфабрикованы на основании опыта и по шаблону парижских событий мая 1968 года.

Но в буржуазном обществе манипулятивные функции имеет и положительное оперантное подкрепление. В нём положительное подкрепление сводится к потребительству, то есть приобретению товаров, и при помощи рекламы внушается желание покупать и те товары, в которых человеку нет ни малейшей надобности. В результате покупка таких товаров вызывает чувство хронической досады и неудовлетворенности.

Всё это - разные стороны капиталистического тотального превращения в товар и предметов потребления, и самих потребителей (как товара рабочей силы), блестяще описанного в марксистской политэкономии под термином отчуждения. Однако отчуждение в буржуйском обществе - не только экономическое, но и воистину универсальное явление, разлагающее и приносящее в жертву аккумуляции капитала все социальные и межличностные отношения, которое буржуазные социологи Дюркгейм и Парето назвали соответственно терминами anomie и alienation, о которых существует обширная литература. Но это - уже совсем другая обширная тема.

Я совершенно сознательно отказался от пересказа содержания двух указанных выше работ советского периода, посвященных критике экзистенциализма, в надежде на то, что у читателей возникнет интерес к советским исследованиям и они станут читать на эту тему советские книги, а не нынешнюю полоумную и лживую буржуйскую брехню. Разумеется, то, что тогда публиковалось, было очень разного качества. Были замечательные, глубокие и оригинальные исследования, но было и множество шаблонной, пустой писанины, состряпанной карьеристами, приспособленцами и лицемерами, озабоченными лишь тем, чтобы соблюсти "генеральную линию партии", как они её понимали. Написанное Лениным - это совсем не то, что писали добросовестные, но безнадёжно скучные референты для Лёни Брежнева, и полная противоположность той ахинее, которую подручные предателя Яковлева писали для мелкого политического интригана Горбачева. Но в целом советская литература важна тем, что она и поныне остаётся единственной реальной альтернативой буржуазной идеологии, и советская критика кичащихся своим мнимым разнообразием буржуазных "гениев"  заслуживает серьёзного изучения, а не забвения.

Ну а высказанное мною лично об экзистенциализме подтверждается творчеством знаменитого современника экзистенциалистов, но не писателя или философа, а художника-сюрреалиста Магритта. Его картины, по моему мнению, всесторонне иллюстрируют стихийный экзистенциализм, т.е. экзистенциализм как целенаправленно внушенную и выдрессированную, но не осознаваемую и даже якобы "преодолённую" беспомощность отчужденной личности в буржуазном антиобществе:

Например, тезис экзистенциалистов, что единственная цель жизни - это смерть, яствует из сопоставления картин Магритта с пародируемыми им картинами художников той безвозвратно канувшей в прошлое эпохи, когда капитализм имел некоторые прогрессивные черты, благодаря чему индивидуализм имел возможность быть активным, а не пассивным шизоидным:
-

Картина Жака-Луи Давида 1800 года "Мадам Рекамье"
-

Картина Магритта 1950 года "Перспектива № I"
-

Картина Эдуарда Манэ 1869 года "На балконе"
-

Картина Магритта 1950 года "Перспектива № II"

Шизоидную разорванность индивидов на "истинное я" и "ложное я" (сформулированную самим обер-экзистенциалистом Сартром как противоположность "Бытия и Ничто" - "L'Etre et le Neánt") прекрасно иллюстрирует навязчиво повторяющийся на картинах Магритта объект, который он назвал bilboque - обозначающий человека предмет на подобие балясины, кегли или шахматной фигуры, выточенный из неживого материала на токарном станке:
-

Картина Магритта 1926 года "Трудное плавание"

А вот ущербное самоотчуждение и аутистическая самоизоляция индивидов буржуазного антиобщества:
-

Картина Магритта 1959 года "Замок в Пиренеях"

Магритт рисовал и свечу, излучающую не свет, а мрак - аналог "чёрного Солнца" - стандартного образа параноидальных навязчивых идей:
-

Картина Магритта 1956 года "Невежественная фея"

А вот трансцендентная всезнающая и беспощадная сатанинская категория экзистенциализма под названием "L'Autre" - "Другой" - персонификация параноидального страха:
-

Картина Магритта 1928 года "Фальшивое зеркало"

Мания величия капиталистической элиты:
-

Картина Магритта 1950 года "Легенда столетий"

Ну а засилье товара в буржуазной действительности Магритт представил увеличенными до чудовищных размеров предметами обихода:
-

Картина Магритта 1952 года "Личные ценности"

Итак, неизбежно напрашивается вывод, что экзистенциализм предлагает лишь иллюзорное, мнимое решение проблем личности в массовом буржуазном антиобществе, на манер страусиного закапывания головы в песок. А что предлагает бихевиоризм?

Противники бихевиоризма, например левацкий демагог и по совместительству мнимый гений лингвистики Хомский-Чомский, недавно "отличившийся" своим активным участием в пропагандистской медиальной кампании за избрание одиозной уголовной преступницы мадам Клинтон президентом США, пугают наивную публику измышлениями о том, что бихевиоризм якобы открывает путь к невиданной доселе тоталитарной диктатуре. Нет ничего более лживого. Напротив, именно невежество относительно механизмов управления оперантным поведением является предпосылкой как для создания такой диктатуры миллиардерской закулисой, так и для успешно практикуемого вот уже сто лет пиарщиками и рекламщиками - Бернесом (Edward Bernays) и его последователями - массового манипулирования поведением. Знание основ радикального бихевиоризма даёт каждому желающему не только понимание механизмов поведения как его самого, так и окружающих, но и способность видеть возможное манипулирование этим поведением, эффективно противодействовать манипуляции, а также самому управлять поведением - как своим собственным, так и (с учётом этических норм) окружающих.


Я хочу закончить эту заметку констатацией того факта, что самое ценное знание - это знание механизмов оперантного поведения,  являющихся основой всех общественных и межличностных отношений. Истинно научное (то есть основанное на опытных экспериментальных данных и теоретически обобщенное) знание в этой области было создано отцом радикального бихевиоризма проф. Скиннером (Burrhus F. Skinner) и его последователями. Это знание необходимо как для доказательства не только экономической (доказанной марксистской политэкономией), но и социальной тупиковости капитализма, имеющего теперь явную тенденцию к превращению в неофеодальную террористическую тоталитарную глобальную диктатуру денежных мешков, по сравнению с которой корпоративное полицейское фашистское государство Муссолини и Гитлера можно считать дилетантской кустарщиной, но также и потому, что назревающая в России революционная ситуация выдвигает настоятельную необходимость не только борьбы с буржуйской идеологией, но и как можно более широкой пропаганды приложения бихевиористской теории и технологии социальной инженерии к практике социалистического преобразования общества.

Montag, 2. Januar 2017

ПРОФ. МИХАИЛ ПОПОВ О ПЕРВИЧНОСТИ КУРИЦЫ ИЛИ ЯЙЦА

Я попытался за свободное время на Новый Год написать заметку против экзистенциализма, но это дело оказалось более хлопотливым, чем казалось на первый взгляд. Дело в том, что большинство людей в капиталистическом мире живут "по заветам экзистенциализма", сами того не осознавая, подобно господину Журдену (в "Мещанине во дворянстве" Мольера), не знавшему, что он всё время "говорит прозой". Экзистенциализм в своей стихийной, внушенной масс-медиями форме является "нормальным" мещанским приспосабливанием к людоедским буржуйским порядкам, и очень трудно показать само его существование людям, никогда не видевшим какого-либо иного альтернативного образа жизни.

Ситуация с повальной экзистенциалистской шизанутой адаптацией к повседневной капиталистической действительности на самом деле вовсе не комическая, а трагическая. Поэтому необходимо не только убедительно представить сам этот факт, но и показать причины его возникновения, а также психопатическую, антиобщественную суть этого ставшего теперь стандартным способа капитуляции людей перед диктатурой буржуев. Соответственно, мне пришлось прочесть много экзистенциалистской дребедени, чтобы самому многое понять. Так что для завершения этого дела мне потребуется ещё немного времени.

А пока предлагаю вашему вниманию как подготовительное упражнение к критическому пониманию экзистенциалистской паранойи (в необходимости которого убедится любой, кто попытается самостоятельно осилить экзистенциалистскую "премудрость"),  забавный ролик "Разведопроса" с профессором Михаилом Поповым: "Разведопрос - Михаил Попов о диалектике революционной России" здесь: https://www.youtube.com/watch?v=8OgPYrK6VWs .
-


На этом ролике проф. Попов помимо прочего растолковывает "по диамату", что первично: курица или яйцо. Он очень остроумный и шутливый дядька, и я каюсь и извиняюсь за то, что ранее на этом блоге грубо его обругал за философствование. Теперь мне ясно, что проф. Попов сам видит бессилие идеологий и философий, и в их числе марксистской, изменить поведение людей, и сам относится с "диалектическому материализму" с явной иронией. А мы как бихевиористы уже знаем, что "идеи" вовсе не действуют на поведение людей, что поведение можно целенаправленно формировать только оперантным кондиционированием.

Это очень полезно - понимать, что идеология и философия (любая без исключения), наравне с религией и прочей метафизикой, при всём важном надувании ими щёк являются не более, чем словесным фокусничеством и интеллектуальной клоунадой. К заумным экзистенциалистским "проблемам" и "откровениям" нужно подходить не иначе, как к высокопарному шарлатанству, и насмешливые рассуждения проф. Попова о "диамате" дают именно такой здоровый душевный настрой.

При этом можно узнать и кое-что полезное. Например, диалектические рассуждения проф. Попова дают возможность по-новому увидеть картины моего любимого художника René Magritte (Рене Магритта), например:
-

"Les vacances de Hegel" - "Каникулы Гегеля"
-


"La clairvoyance" - "Ясновидение"